Новости    Библиотека    Ссылки    О сайте






19.09.2013

Экспедиция 'Возродим народные промыслы' отправилась за подмосковной 'гжелью'

Гжель - это обширная подмосковная территория, где расположены 27 деревень и сел, объединенных в "Гжельский куст". Одно село плавно переходит в другое, создавая единое пространство на земле, где промышляли и промышляют гончарством. А в центре - Гжельский государственный художественно-промышленный институт, которому больше ста лет. Музей. Торговые лавки с голубой посудой. Производственные корпуса. Магистраль из Москвы, по которой день и ночь мчатся машины, прорезает насквозь деревушки. За ними - заросшие травой овраги, откуда давным-давно брали глину...

Экспедиция 'Возродим народные промыслы' отправилась за подмосковной 'гжелью'
Экспедиция 'Возродим народные промыслы' отправилась за подмосковной 'гжелью'

Первое упоминание о селе Гжель датировано 1339 годом и встречается в завещании великого князя Московского Ивана Калиты. Именно тогда местные мастера начали изготавливать посуду из белой глины. Она залегала прослойками, между глиняными пластами - песок. Различали несколько сортов глины: простая красная глина - "ширёвка", желтая - "пушнина". А самая лучшая - тонкая белая глина - "мыловка", она использовалась для изготовления фарфора и фаянса. Гжельские крестьяне никогда не были крепостными - вся Гжель вместе с крестьянами была закреплена за Аптекарским приказом специально в целях изготовления посуды.

Около 1800 года в деревне Володино нашли состав белой фаянсовой массы. Там же был основан и первый фарфоровый завод. Павел Куликов, его основатель, научился технике изготовления фарфора, когда работал на заводе Отто в селе Перово.

Куликов все делал сам. Но два гончара тайно проникли в его мастерскую, срисовали печь для обжига изделий и завладели образцами глины. После чего открыли собственные заводы. От Куликова пошло фарфоровое производство "гжели". К концу 80-х годов XVIII века в Гжели работали уже 25 гончарных заводов. Глину привозили из местных оврагов. Долго месили. Работа была адовой.

Когда мастер заканчивал свою работу, звал сыновей-подмастерьев и дочек-писарих. Они расписывали посуду. Потом несли ее на обжиг в большую горн-печку. Древние русичи не лаптем щи хлебали - были и чашки, и ложки...

В наше время глину заливают в специальные формы, которые заменили гончарный круг и ручную работу. Легкий поворот крана - и форма заполнена. Подсохнет заготовка на стеллаже - и в горн. Правда, дровяной жар заменили газовыми и электрическими печами. Но лишь дровяной жар, говорят, обеспечивал тонкие химические процессы, при которых возникало сапфировое свечение кобальта.

К 1812 году самыми популярными были заводы Ермила Иванова и Лаптевых в деревне Кузяево.

По подписям на сохранившихся изделиях известны мастера Никифор Семенович Гусятников, Иван Никифорович Срослей, Иван Иванович Кокун. Кроме посуды делали игрушки в виде птиц и зверей и декоративные статуэтки на темы русского быта. Блестящие белые лошадки, всадники, куклы, миниатюрная посуда расписывались лиловой, желтой, синей и коричневой красками в народном стиле. Краски наносились кистью...

Рейсовым автобусом еду к мастерам в "Гжельский куст". Вдоль дороги - вывески "Фарфор ручной работы", "Подлинная Гжель", "Экологически чистая посуда". Самый лучший магазин у Наташи Соколовой от "Объединения Гжель". Глаза разбегаются - да цены кусаются.

Центр всего промысла - поселок с "отрезвляющим названием" Электроизолятор. Именно здесь находилось знаменитое "Объединение Гжель", гремевшее на весь Советский Союз. Тут работало едва ли не все окрестное население, отсюда пошел белый фарфор с сине-голубой росписью кобальтом. Сегодня в бывшем гиганте фарфоровой промышленности якобы собирают китайские авто.

Деревня Речица. Здесь находится "Гжельский фарфоровый завод", на сегодняшний день один из ведущих в "Гжельском кусте". На нижних этажах - цеха по заливке форм, на верхнем - отделение живописи. Здесь густо пахнет краской. На столах у художников их рабочий инструмент: кисточки, шпатели, баночки с черной смесью - окисью кобальта. Именно он в огнедышашем горне дает голубой цвет.

- 16 августа этого года мы отметили 195 лет нашего предприятия, хотя историю наш завод ведет с 1818 года, когда в селе Новохаритоново заработала небольшая фабрика по изготовлению фарфоровой посуды, - рассказывает директор "Гжельского фарфорового завода" Петр Сивов, с которым идем по цеху. - Эту дату называет потомок Кузнецовых - Борис Александрович. Кузнецовых было трое. Один основал завод в Гжели, другой - в Дулево, третий- в Риге. Рижский завод благополучно закрылся, Дулевский работает, правда, сейчас там идет реконструкция. Наш завод - самый крупный. И был самым благополучным во всей округе. Но история его непростая.

После революции завод национализировали. Руководство было отстранено, несмотря на протесты рабочих. Но все быстро пришло в упадок, и во времена нэпа попросили вернуться старых владельцев. И они на протяжении трех-четырех лет управляли производством. Но социалистической республике нужно было выполнять план ГОЭЛРО, и "Гжельский фарфоровый завод" перепрофилировали под производство электроизоляторов, он стал называться "Гжельский завод электроизоляторов". В конце 70-х годов прошлого века вышло постановление о промыслах, где рекомендовалось создавать участки по производству изделий народных промыслов. Так появилось "Объединение Гжель", его директором стал Виктор Логинов, впоследствии Герой Соцтруда. Человек с хваткой, он это свое направление стал быстро развивать. Рассказывают, что однажды, узнав о приезде Михаила Горбачева с супругой в соседний образцовый совхоз "Борец", Логинов с подарками отправился туда и сумел наладить контакты с Кремлем. Объединение стало богатеть, причем не только на внутреннем, но и на заграничном рынке.

Дальше - больше. Если до этого времени "гжель" была цветной, то живописцы Бессарабова и Салтыков с фабрики "Вперед, керамика!" стали обучать местных росписи кобальтовой краской, которая при обжиге становится голубой. Именно ими были разработаны основные стилевые особенности гжельской росписи. Сырье пока еще оставалось местным...

В перестройку "Объединение Гжель" не смогло выжить. Это трагедия, о которой со слезами на глазах рассказывают местные гончары и художники. С середины 90-х сотрудники в массовом порядке подались в частный бизнес: из 2,5 тысячи работников остались чуть более ста человек. Сейчас здесь трудятся около 15 кооперативов. Но это скорее жалкий "самиздат".

- Мы последние из могикан, - продолжает Петр Сивов. - Нам повезло: выиграли тендер на изготовление коллекции из 50 наименований к Олимпиаде в Сочи. Будут там Мишка, Зайка, Леопард...

- Сколько наименований выпускает предприятие?

- Около 700. В 2008 году выпускали продукции на 7,5 миллиона рублей в месяц, в 2013 году - на 10 миллионов рублей в месяц, а можем на 15 миллионов. Средняя зарплата - 30 тысяч. Правда, есть у нас художники, которые зарабатывают до 60 тысяч рублей в месяц. Из-за монотонности работы, большой нагрузки на глаза люди уходят, осталось всего шесть художников. Думаем строить дома и давать квартиры в рассрочку специалистам. Иного пути привлечения людей я не вижу. Но главное - глина-то закончилась!

- Как это?

- Нет качественных сортов. Глину везем из Украины. Режут без ножа цены на энергоносители. Заводу требуется техническое перевооружение или хотя бы беспроцентные кредиты на покупку печей, которые мы приобретаем в Италии, Германии и Португалии. Вот в Беларуси есть Добрушский фарфоровый завод, самый крупный в СНГ. Нам бы такую поддержку, какую ему оказывает государство.

- А с Китаем не боитесь конкуренции?

- Наша ручная роспись вне конкуренции, - парирует Петр Сивов. - Китайцы не владеют глубиной мазка. Да и кобальтовую роспись они не освоили из-за сложности. У гжельцев есть свои секреты, как, скажем, розу сделать именно гжельской розой. Главный секрет - это мазок, он - родовая примета "гжели".

- Кто контролирует качество? В сувенирных лавках очень много подделок под "гжель"...

- ОТК нет. А "гжель" могут производить предприятия, находящиеся в гжельском регионе, на гжельской земле. Но парадокс в том, что здесь закончилась глина. В ход пошла неродная, привозная.

- Как себя чувствуют кустари?

- Их производство сократилось: люди не хотят "самиздата". Некоторые гончары купили небольшие печи и оказывают услуги по обжигу.

- С 28 сентября вводятся пошлины на импортную посуду, что приведет к ее подорожанию. Как это скажется на промыслах?

- Все это делается для поддержки своего производителя. Но в России осталось всего пять больших фарфоровых заводов. И где им торговать? Нет фирменных магазинов, а предприятия не в силах их содержать. Считаю, правительству Москвы стоит подумать над тем, чтобы сделать магазин народных промыслов, где бы Гжель, Хохлома, Палех и другие выставляли свою продукцию. Такие магазины стали бы визитной карточкой нашей страны, как в Венеции муранское стекло стало визитной карточкой Италии. А ведь оно нашей "гжели" в подметки не годится.

Татьяна Хорошилова


Источники:

  1. sb.by





© Карнаух Лидия Александровна, подборка материалов, оцифровка;
Злыгостев Алексей Сергеевич, оформление, разработка ПО 2010-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://okeramike.ru/ "OKeramike.ru: Керамика"