Новости    Библиотека    Ссылки    О сайте






09.04.2017

В Твери показали, чем дышит фаянс

Выставка «Вдыхая жизнь в фаянс» открылась в лекционном зале Тверского городского музейно-выставочного центра. Главными героями экспозиции, составленной из произведений из собрания Тверского государственного объединенного музея, стали художники Конаковского фаянсового завода имени М. И. Калинина.

Выставка «Вдыхая жизнь в фаянс»
Выставка «Вдыхая жизнь в фаянс»

Потекли фарфоровые мысли

Конаковский завод был наследником предприятия Ауэрбаха-Кузнецова, прославившегося своей продукцией на всю Россию. В 1870 году успешный предприниматель, владелец едва ли не всех фарфоро-фаянсовых центров в стране, кроме, естественно, Императорского завода, Матвей Кузнецов купил бизнес у Андрея Ауэрбаха в селе Кузнецово Тверской губернии (Конаково). На фабрике, которая являлась поставщиком Императорского двора, выпускалась столовая и чайная посуда, скульптуры, вазы, корзины для фруктов, горшки цветочные, зеркала, жардиньерки, чернильные и курительные приборы. Ассортимент продукции в целом был сохранен и во времена национализации производства после Октябрьской революции. Сберегли и декоративные приемы, разработанные кузнецовскими мастерами, многие из которых продолжали работать в советское время: различного вида глазури, рельефы, скульптурные детали и прорези.

Новый виток в развитии завода связан с созданием в 1934 году художественной лаборатории, где работали прекрасные художники: Фаворский, Ефимов, Лебедева, Чайков, Холодная. Исидор Фрих-Хар имел непосредственное отношение к созданию лаборатории и руководил ею до конца 1970-х годов. Художник от Бога, лепивший из глины с самого детства, участник революционных событий, добровольцем ушедший в Красную Армию и бивший басмачей, он был многогранным мастером, заботами и талантом которого в стране был налажен выпуск массовых образцов. В 1937 году на Всемирной парижской выставке «Искусство и техника в современной жизни», в которой участвовал завод, художник получил золотую медаль за скульптуру «Пушкин на диване». Образ поэта был непарадным (чего только стоила нога, высунутая из-под пледа), и вероятно, именно такая трактовка обеспечила произведению успех.

Среди других героев выставки – ученик Валентина Серова и Константина Коровина Иван Ефимов, скульптор и график, которого более всего привлекал анималистический жанр. В фаянсе он увидел материал, который как никакой другой органически соединяет в себе форму, объем и цветность. Именно в фаянсе и майолике он создал свои лучшие произведения. Представление о том, как работал и к каким результатам приходил Ефимов, можно составить по воспоминаниям Нины Симонович-Ефимовой. Она писала, что в период создания скульптуры «Ягненок» у художника «потекли фарфоровые мысли»... «Ягненок» ошарашивает своей беззащитностью, он только что родился, встал на ноги и не знает о жизни ничего».

Большой скульптор малых форм – так называли Марию Холодную. Ее произведения, удивительно камерные по настроению, были близки и понятны людям, пережившим тяжелую войну. Во многих домах стояли ее скульптуры, выпускаемые массовыми тиражами. Например, «Ветерок», созданный Холодной в 1955-м, не просто милая деталь интерьера, но произведение, удостоенное бронзовой медали на Брюссельской выставке в 1958 году. Художница вспоминала, что в детстве подолгу любовалась отцовской фарфоровой пепельницей – «лукошко, на край которого положена дощечка, а на дощечке сидят две куклы: одна - розовая, другая - голубая», и уже в зрелые годы считала ее «очень интересным образцом малой пластики». Впоследствии, полностью отойдя от больших форм, говорила, что «порой скульптура малых форм пластически решена так, что смотрится как монументальное произведение, если удачно понять пропорции, силуэт, найти место в пространстве. Ну, а еще вот если ввести цвет – то уже совсем интересно».

В отличие от Марии Холодной, скульптор-анималист Павел Кожин создавал в основном крупные интерьерные произведения. Одним из его учителей был Иван Ефимов, и под его руководством он получил свой первый опыт работы в фаянсе и майолике. Кожин увлекся анималистикой не без влияния Ефимова, со временем в его «зоопарке» появились глухари, туканы, коршуны, дрофы, тетерев, куница, волк, лиса, заяц – всех животных, которых изваял мастер, не перечислить... Всю свою творческую жизнь он не переставал доказывать и словом, и делом, что между массовыми и уникальными произведениями нет и не может быть пропасти, что в них должна быть выражена душа автора.

Собственно, иначе и быть не может. Вот, например, «Козленок» Елены Гуревич. Он был так популярен в свое время, что не залеживался на магазинных полках. Выпускали эту незатейливую на первый взгляд скульптуру более 15 лет. Считалось, что лучшего сувенира из Конакова привезти нельзя, а когда в 1958 году готовили буклет завода для Всемирной выставки в Брюсселе, то на обложку его поместили как раз «Козленка». Впрочем, Елену Гуревич влекла не только анималистика. Она много времени уделяла разработке литературных тем в материале, в частности, создавала скульптурные портреты книжных героев. Среди любимых ее персонажей были герои великого испанца Мигеля де Сервантеса. Скульптура Елены Михайловны «Дон Кихот и Санчо Панса», наполненная теплым юмором автора, удостоилась серебряной медали на выставке в Брюсселе. Создана же она была к 350-летию со дня выхода знаменитой книги.

Сергей Бойцов


Источники:

  1. tverlife.ru





© Карнаух Лидия Александровна, подборка материалов, оцифровка;
Злыгостев Алексей Сергеевич, оформление, разработка ПО 2010-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://okeramike.ru/ "OKeramike.ru: Керамика"