Новости    Библиотека    Ссылки    О сайте






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Об этой книге

Многие читатели спрашивают: что в этой книге правда, а что выдумано автором?

Жили ли на самом деле Бетгер и д'Антреколль? Существовал ли город Кин-те-чен и почему его нет на географической карте?

Если Виноградов жил на самом деле, то почему фарфоровый завод зовется Ломоносовским, а не Виноградовским?

Откуда автор узнал все, о чем говорится в книге? Один мальчик написал мне: "Если книга будет опять печататься, пусть автор расскажет в предисловии, как он ее писал и что было для этого ему нужно".

Все, о чем рассказано в этой книге, было на самом деле. О жизни китайцев в XVIII веке я узнала из трудов английских и французских ученых. Я читала письма д'Антреколля к отцу Орри, в которых он описал Кин-те-чен и фарфоровые фабрики. Но хитрый монах не рассказал своему начальнику, как ему удалось выведать подробности о выделке фарфора, проникнуть к печам и подсмотреть обжиг. Мне пришлось рассказать за него. Быть может, прятался он не под глиняными коробками, а за кучей дров возле фарфоровой печи. Но разве это не все равно? Кин-те-чен существовал почти девятьсот лет. Он находился в Восточном Китае, в провинции Цзянь-си, на берегу реки Чанг, впадающей в озеро По-ян-ху с северо-востока. Лет семьдесят назад в том краю вспыхнуло восстание. Войска, усмирявшие мятеж, превратили город Кин-те-чен в груду развалин. Потому-то этого города нет на карте.

Главные события в жизни Бетгера рассказаны мной так, как они были на самом деле. Биографию Бетгера я прочла в книгах немецких историков фарфора. Но о смерти Бетгера историки говорят по-разному. Одни думают, что он умер в тюрьме, приговоренный к виселице, другие уверяют, что он скончался дома на своей постели, осыпанный благодеяниями доброго и терпеливого короля Августа. Я больше верю первым историкам.

В главе о Виноградове почти все правда. Конечно, я не ручаюсь, что Митя Виноградов дрался в Марбурге со студентом по имени Отто. Может быть, он колотил Карла или Фрица. Но письма Вольфа, Гунгера, Виноградова, приказы Черкасова, сведения о выделке порцелина и жизни рабочих - подлинные документы. Они хранятся в архивах. Автор изучил эти документы.

А в последней главе книги ничего не пришлось выдумывать. Старожилы Невской заставы рассказали мне про директора Гурьева, про забастовки "по приказу", про последний приезд царя на завод.

"Крыс", портивших первую советскую посуду, я видела сама, и слова Луначарского о новом фарфоре сама слышала, потому что тогда я работала на заводе. Я расписывала чашки и фарфоровые фигурки в живописной мастерской, заглядывала и в другие цехи завода.

О подпольной работе большевиков и о стачке на императорском заводе мне рассказали рабочие завода - участники этой стачки.

Завод назван Ломоносовским вот почему. Когда Академия наук праздновала свое двухсотлетие, фарфоровцы поднесли ей большое блюдо своей работы и просили, чтобы заводу было дано новое название в честь юбилея Академии наук. Тогда было решено назвать завод именем Ломоносова в честь первого русского академика, вышедшего из народа.

Как видите, для того чтобы написать эту книгу, нужно было прочесть уйму книг на четырех языках - о монахах, о рыцарях, об алхимиках, о китайцах и о русских царицах; нужно было порасспросить многих людей, нужно было автору самому многое видеть и поработать на фарфоровом заводе и побродить по Шлиссельбургскому тракту, отыскивая следы старины и думая о прошлых временах.

Следы старины нелегко найти. Их почти нет. На том месте, где Виноградов переплывал Неву в лодочке, выстроен теперь большой, красивый мост. В Тени прибрежных ракит уже не прячется дряхлая фарфоровая церквушка. Там раскинулся пышный зеленый сад. Вдоль берега, где прежде, кряхтя и посапывая, ползал паровичок, теперь шустро бегают трамваи.

Все изменилось за Невской заставой. Только Нева течет по-прежнему; над плоским мысом, как встарь, встает по вечерам круглая луна, да каменные сфинксы, как встарь, стерегут бироновский дворец.

Вот если бы автору увидеть своими глазами все, что видели эти сфинксы! Бывало, подкатывала к ним золоченая карета, из нее выходил нахмуренный вельможа, стучал красным каблучком по каменным ступеням. Потом бродил здесь Дмитрий Виноградов, обдумывая рецепты фарфоровой массы. Потом пробегал здесь Бабушкин, пряча под курткой революционные листки. Наверное, проходил здесь Владимир Ильич Ленин.

Одряхлели эти сфинксы, пошатнулись их подножья, каменные лица почти стерлись от времени. Зато в старом дворце уже не трактир, а читальня имени Н. К. Крупской.

Раздумывая над этими каменными сторожами дворца, автор мысленно переносился в прошлое. Автор переживал с Бетгером его гибель, с Виноградовым - его страшную судьбу и радовался, что те жестокие, темные времена прошли.

Прошли и не вернутся никогда.

Так была написана эта книга.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





© Карнаух Лидия Александровна, подборка материалов, оцифровка;
Злыгостев Алексей Сергеевич, оформление, разработка ПО 2010-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://okeramike.ru/ "OKeramike.ru: Керамика"